Пытка – неотъемлемая часть образа средневековья. Но пытка (по крайней мере, судебная) подчинялась строгим правилам и ограничениям. Разрешены были только определенные виды пыток и только по отношению к определенным категориям населения. К примеру, мелкого вора было пытать нельзя, а вот грабителя – можно. Запрещалось пытать беременных, детей, тяжелобольных и глубоких стариков. И клириков.

Клириками были не только священники и монахи; к ним так же относились студенты и лица, закончившие университет (по крайней мере те, которые владели латынью). Клириком мог считаться нотариус, писец или даже лицо неопределенного рода деятельности. И даже с криминальными наклонностями. Таким клириком был, например, Франсуа Вийон, прославившийся не только стихами, но и несколькими скандальными кражами.

А так как клириков не разрешалось судить мирским судом, а только церковным (который пытки к обычным уголовникам не применял) – они имели в преступном мире средневековья немаловажное преимущество.

Средневековый мир не знал ни удостоверений личности, ни картотек, ни идентификационных кодов. Как же отличить клирика от мирянина? По тонзуре – кружку, выбритому на макушке. Профессиональные преступники знали об этом и часто этим пользовались. Тем более что тонзура имела ещё одно, побочное, преимущество: при её помощи легко было «отвертеться» от претензий надоевшей любовницы — клирикам нельзя было жениться.

Проблема была в том, что тонзуру нужно было подновлять регулярно – иначе она просто зарастала. Не у всех на это хватало силы воли. Флоран де Сен-Лё, похоже, был из таких неаккуратных «клириков». Вероятно, он рассчитывал на тот факт, что некоторые особо злокозненные личности доходили даже до такой наглости, что выбривали друг другу тонзуры прямо в тюрьме. Но зимой 1390 года он попал не в какую-то захудалую тюрьму, а в парижскую тюрьму Шатле. Поэтому его тщательно осмотрели на предмет наличия следов тонзуры (не обнаружено) и заперли в отдельной камере.

Что было делать бедняге!? И тут искусство эпиляции явило свою чудодейственную мощь. Утром изумленные служители закона обнаружили в камере счастливо улыбающегося месье Флорана де Сен-Лё со свеженькой, гладенькой, блестящей, розовой тонзурой. За ночь он произвел над собой процедуру эпиляции – выщипал все волосы с макушки. Собственными руками.

Так что эпиляция – это не только красота и гигиена, но и чудесное спасение от пыток.