В восемьсот-каком-то году некий греческий пилигрим по имени Понтус попал в грозу возле итальянского городка Салерно (немного южнее Неаполя). Благо, в городе сохранился древнеримский акведук; и паломник укрылся от ярости стихий под ним, в одной из арок. Вскоре к нему присоединился ещё один странник – итальянец Салернус. А затем компания пополнилась ещё двумя чужестранцами – евреем Гелинусом и арабом Абделем. Вскоре товарищи по несчастью разговорились: и оказалось, что все они испытывают огромный интерес к врачеванию. Обмен опытом их заинтересовал; и они решили остаться в Салерно – так появилась первая в Европе медицинская школа (её можно бы было назвать университетом, но в IX веке такого слова ещё не было).

Это, конечно, только сказка; но в 1076 году современник мог написать: «Искусство врачевания расцвело в Салерно настолько, что ни одна болезнь не способна здесь угнездиться». Действительно, школа в Салерно собрала всё самое лучшее, всё самое передовое, что существовало в медицине того времени. Она – благодаря своему географическому положению – могла опираться на наблюдения европейских, арабских, еврейских и византийских докторов; и даже знания далеких Индии и Китая были ей доступны (хоть и опосредованно) благодаря оживленным контактам между сказочным Востоком и арабским миром.

Согласно преданию, в XI-XII веках одним из преподавателей этой школы была некая Тротула (первая известная в европейской истории женщина – профессор медицины). Предполагается, что она написала одну из самых влиятельных книг в истории медицины: «De passionibus mulierum» («О здоровье женщин»). Так же эту книгу, которая была одним из важнейших медицинских руководств на протяжении половины тысячелетия, называли просто по имени автора – «Trotula».

«Trotula» состояла из трех частей: «О болезнях женщин», «О лечении женщин» и «О женской косметике». Мы – для вашей пользы и развлечения – приведем несколько выдержек из последней («О женской косметике» или «De Ornatu Mulierum»). Есть в «О здоровье женщин» и курьезные рекомендации (их мы будем сопровождать пометкой «не пытайтесь повторить это дома»), и полезные; и мы думаем, что вам будет интересно узнать, как женщины ухаживали за собой почти тысячу лет назад.

Начинается книга так: «Чтобы женщина могла стать мягкой, и гладкой, и без волос, растущих на других частях тела, кроме головы, она, в первую очередь, должна пойти в баню…». Банная процедура затем подробно расписывается (включая и паровую баню, которой европейцы якобы не знали – в чем у нас почему-то убеждены). После мытья женщине полагалось удалить волосы «…намазав себя повсюду этим депиляторием (psilotro), который сделан из хорошо просеянной негашеной извести. Поместите три унции её в глиняную вазу и варите на манер каши. Затем возьмите одну унцию аурипигмента [минерал класса сульфидов, сульфид мышьяка] и варите опять; и проверяйте это с помощью пера, чтобы увидеть, готово ли оно [видимо, готовый состав должен был растворять «волоски» на пере]. Однако будьте внимательны, чтобы не переварить его и чтобы оно не оставалось слишком долго на коже, потому что оно вызывает сильное жжение». Мы очень надеемся, что вы не будете пытаться повторить это дома, поэтому опускаем следующие далее рекомендации по лечению ожогов, возникающих после применения этого древнего химического депилятория.

Как и любое серьезное руководство, «De Ornatu Mulierum» приводит и альтернативный рецепт состава для удаления волос. Он состоит из той же негашеной извести и аурипигмента, но их перед варкой нужно завернуть в мешочек из льняной ткани. В виде депилятория используется «отвар», а порошок из мешочка используется вместо пилинга и способствует «росту волос … на голове у людей с опоясывающим лишаем».

Это были, так сказать, массовые депилятории. Для «благородных женщин» рекомендовалась улучшенная смесь («которая удаляет волосы, очищает кожу и удаляет пятна» – скажите, хоть что-нибудь новое эти рекламщики способны придумать?): «Возьмите сок листьев бешеного огурца и миндальное молоко; положите все вместе в сосуд и осторожно перемешайте с негашеной известью и аурипигментом. Затем – гальбан (вид камеди), смешанный с небольшим количеством вина и настоянный в течение одного дня и одной ночи; и варите все вместе. Как только это должным образом приготовиться, удалите гальбан и добавьте немного масла или вина с ртутью. Сварив отвар, уберите его с огня и добавьте следующие травы. Равное количество мастики, ладана, корицы, мускатного ореха, гвоздики. Эта мазь приятно пахнет и смягчает [кожу]».

Намазанной таким депиляторием даме полагалось вернуться в паровую баню. Она должна была провести там какое-то время, сидя тихо и неподвижно («не стоит себя тереть, потому что с ваших конечностей может слезть кожа»). Затем нужно было смыть чудодейственную смесь и, начиная с лобка, осторожно вести ладонью по телу (не слишком энергично, потому что «может слезть кожа» – этот оборот повторяется с пугающим постоянством) – при этом волосы должны были осыпаться.

После этого нужно было тщательно промыться в нескольких водах (дабы смыть остатки извести), вытереться и смазать тело хной, смешанной с яичными белками – это должно было «умягчить плоть», сделать кожу «сияющей и гладкой» и успокоить раздражение после депилятория. После этого всего можно было «позволить ей [женщине] идти в постель».

Приведя в порядок тело, можно было заняться волосами. «Шварцкопфа» и «Джонсон & Джонсон» тогда ещё не было, поэтому шампунь тоже надо было изготавливать самостоятельно. «Возьмите золу от сожженной виноградной лозы, ячменную мякину, лакричное дерево … и цикламен…». Затем эти ингредиенты нужно было сварить в воде и сцедить – процеженная жидкость использовалась для мытья головы. Затем волосы нужно было высушить (ни в коем случае не вытирать) – и они становились «золотистыми и блестящими».

В те давние времена, правда, основным средством содержания волос в чистоте было их ежедневное вычесывание мелким гребнем. Попутно волосы можно было ароматизировать; для этого они перед расчесыванием и в его процессе сбрызгивались специальными настойками – например, розовой водой с добавлением розовых лепестков, гвоздики, мускатного ореха, жерухи и галангала.

Конечно же, волосы и красили. Некоторые рецепты были довольно сомнительны. «…возьмите зеленую ящерицу с отделенными головой и хвостом и варите её в обычном масле. Смажьте голову этим маслом. Это сделает волосы длинными и черными». Другие рецепты вполне могли быть эффективными – как например «Сарацинское средство» из кожуры граната, квасцов и желудей.

Также окрашивали волосы:

  • шафраном (золотисто-рыжий цвет)
  • хной (красновато-рыжий)
  • «драконьей кровью» (ярко-красным пигментом из камеди нескольких растений)
  • отжимками от белого вина (золотистый оттенок)
  • золой из желудей (черный)
  • соком грецкого ореха (темно-коричневый)
  • козьим молоком (высветление волос)

и многим другим. Некоторые средства без колебаний можно отнести к суевериям; некоторые используются в виде красителей до сих пор (хна, например). Теоретически можно использовать как краску для волос и шафран – но мы не советуем: настоящий шафран очень дорогой, а то, что продается в магазинах и на лотках – это «имеретинский шафран», то есть бархатцы.

Для «умягчения» волос «Тротула» рекомендовала частое мытье теплой водой с порошком из соды и сушеной вики.

Затем наш трактат переходит к лицу. «Сначала дайте ей тщательно умыть лицо французским мылом [у нас обычно его называли марсельским мылом – оно делается из оливкового масла] и теплой водой, и настоем отрубей … Затем возьмите тартаровое масло [оливковое масло, смешанное с пережженным винным камнем] и … вотрите ей в кожу». Тартатровое масло считалось очень эффективным средством (особенно если натирать им лицо в течение семи дней и семи ночей); оно, якобы, даже выводило веснушки. Давал ли винный камень какой-то результат – сложно сказать, сейчас можно встретить утверждения о том, что он является антиоксидантом; а вот оливковое масло до сих пор используется в косметологии и считается однозначно полезным для кожи.

Не менее полезной считалась смесь из молока и толченого ячменя, которая должна была настаиваться, пока она «не начнет разлагаться».

Важным было отбелить кожу – темная, смуглая кожа считалась некрасивой. Можно было, конечно, просто намазаться белилами, а можно было использовать отбеливающие кожу составы. Например, мазь, состоящую из розового масла, куриного жира, «очень белого воска», яичного белка, камфары, мускатного ореха, гвоздики и… свинцовых белил. Мазь ни в коем случае нельзя было использовать раньше, чем она «начнет хорошо пахнуть»; наносить ее на лицо полагалось каждый день. Оставлять на лице нужно было это средство «пока лицо не покраснеет», а затем его нужно было соскоблить специальным шпателем из экзотических пород древесины. Существовали и другие отбеливатели: с порошком или соком цикламена, с брионией (переступнем), дикой горчицей, вымоченными в уксусе (до полного размягчения скорлупы) яйцами и прочим – но свинцовые белила были обязательным компонентом практически во всех рецептах.

Чтобы справиться с обветренной или огрубевшей от солнца кожей – использовали олений жир. Для того чтобы сделать кожу тоньше и нежнее применяли состав из брионии, мальвы, «белого меда», буры, камфары и каменной соли. Для борьбы с чесоткой использовали щавель и девясил. Для лечения солнечных ожогов брали мазь из лилии, мастики, ладана, камфары, свиного жира и вездесущих свинцовых белил. Прыщи лечили листьями красной капусты и корнем марены, сваренными в вине (а так же репейником и водорослями). Так же от прыщей и нарывов должны были помочь упомянутое выше тартаровое масло и детская моча.

Важной деталью были губы. Если верить современным социологам, губы занимают вторую позицию в списке качеств, определяющих для мужчины физическую привлекательность женщины (на первом месте – спортивная фигура). В Средние века для того, чтобы сделать кожу губ «плотнее, нежнее и мягче; и предохранить её от язв и нарывов; и излечить язвы и нарывы, если они появились» использовали мазь из меда, брионии, бешеного огурца и розовой воды.

Для крашения губ использовали корень или кору ореха; а те, кто мог себе позволить – «морскую траву, которую используют сарацины для окраски кож в пурпурный цвет» (речь идет о «тирском пурпуре», на самом деле, добываемом из моллюсков иглянок).

Трещины на губах лечили при помощи розового или льняного масла или сока полыни.

Для увеличения объема губ использовался сложный рецепт с простым секретом: сперва изготавливалась мазь из множества экзотических растительных компонентов, затем в неё добавлялись толченые мрамор и пемза – и этим составом натирали губы. Энергично. И, разумеется, после энергичного натирания толченым мрамором и пемзой, губы распухали. Хватило бы, впрочем, и обычного песка.

Тот же толченый мрамор и та же измельченная пемза использовались и для чистки зубов. Кроме них в состав средневековых зубных паст (точнее, порошков) входили толченые кирпич или черепица, сода и обыкновенная соль. Такие зубные порошки перемешивали с влажной шерстью, заворачивали «колбаской» в тонкую льняную тряпочку и ей чистили зубы «внутри и снаружи». Для того чтобы изо рта приятно пахло, полагалось жевать семена фенхеля или аниса.

С запахом гниющих зубов справлялись микстурой, сделанной на основе извести, серы и перца. Были, правда, и менее радикальные средства. Как, например, рецепт «одной сарацинской дамы, которая излечила таким способом много людей»: это была смесь из лаврового листа и мускуса, которую надо было носить под языком до получения результата. С дурным запахом изо рта, «который имеет своей причиной желудок или внутренности», боролись при помощи «порошка, сделанного из лучшего алоэ» с соком полыни и сиропом. Даже не смотря на сироп, это должна была быть очень горькая микстура: «Тротула» рекомендует её пить каждый день на рассвете и заедать «таким количеством меда, которое можно съесть без вреда для здоровья».

Разумеется, предлагались «De Ornatu Mulierum» и средства для восстановления девственности и «сжимания влагалища». В них использовались истолченные драгоценные камни, «драконья кровь» и желуди.

Красота, конечно, требует жертв. Но, похоже, что в начале прошлого тысячелетия она требовала жертв чрезмерных. Разумеется, во многих рецептах «Тротулы» есть зерно истины; но большинство из них основаны на незнании или на суеверии; на типичном магическом мышлении (если лилия белая, то порошок из корня лилии должен сделать кожу белой). Иногда – когда случайно, а когда даже в результате наблюдений и удачных умозаключений – средства срабатывали. Хотя… составы для отбеливания кожи со свинцовыми белилами действительно отбеливали кожу. За счет того, что свинцовые белила – краситель с сильной кроющей способностью. И за счет того, что при отравлении свинцом развивается анемия, а анемия – вызывает крайнюю бледность. Так что завершающая фраза «De Ornatu Mulierum» после приведенных в ней рекомендаций звучит очень уместно:

«Здесь кончается Тротула. И помилуй нас, Господи!»