Греческие философы совсем не считали косметику необходимой. Более того, они считали её излишней. Ксенофонт в «Домострое» приводит описание разговора, некогда произошедшего между неким Исхомахом и его женой. По поводу макияжа. В изложении Исхомаха, конечно.

«…Исхомах стал рассказывать. Так вот, … я как-то увидал, что она сильно набелена (хотела казаться белее, чем она есть) и сильно нарумянена (хотела казаться румянее, чем в действительности) и что на ней башмаки на высокой подошве (хотела казаться выше своего натурального роста).

— Скажи мне, жена, — спросил я: — когда ты считала бы меня, как владельца общего с тобою состояния, более заслуживающим любви, — если бы я показал тебе, что есть в действительности: не хвастался бы, что у меня больше, чем есть, и не скрывал бы ничего, что есть, или же если бы вздумал обмануть тебя: рассказывал бы, что у меня больше, чем есть, показывал бы серебро поддельное, цепочки с деревом внутри, пурпурные одежды линючие и выдавал бы их за настоящие?

Она сейчас же сказала в ответ:

— Что ты, что ты! Я не хочу, чтоб ты был таким. Если бы ты стал таким, я не смогла бы любить тебя от всей души.

— Ну хорошо, сказал я: мы сошлись с тобою, жена, также и для телесного общения?

— Да, так люди говорят.

— Так, когда, по-твоему, я заслуживал бы больше любви, находясь в телесном общении с тобою,— если бы, отдавая тебе свое тело, я заботился, чтоб оно было здорово и сильно и чтобы благодаря этому у меня был действительно хороший цвет лица, или же если бы я показывался тебе, намазавшись суриком и наложивши краску под глазами, и жил бы с тобою, обманывая тебя и заставляя смотреть на сурик и касаться его вместо моей собственной кожи?

— Мне меньше удовольствия было бы, отвечала она, касаться сурика, чем тебя, меньше удовольствия было бы смотреть на цвет краски, чем на твой собственный, меньше удовольствия было бы смотреть на твои глаза подкрашенные, чем на здоровые.

— Так, и я, — сказал Исхомах, — уверяю тебя, жена, меньше люблю цвет белил и румян, чем твой собственный. Нет, как боги устроили, что для лошади самое приятное существо лошадь, для быка — бык, для овцы — овца, так и человек считает самой приятной вещью тело в его натуральном виде. Обманы эти еще как-нибудь могли бы обмануть посторонних и оставаться не открытыми; но люди, живущие всегда вместе, непременно попадутся, если вздумают обманывать друг друга: или, вставая с постели, попадутся, пока еще не успели привести в порядок одежды, или пот их выдаст, или слезы откроют, или купанье покажет их в настоящем виде».

Жена, разумеется, признала мудрость вышеизложенной аргументации и перестала использовать декоративную косметику. Сложно сказать, поменял ли этот факт что-то в существовании Исхомаха: возможно, он действительно был мудр и считал «самой приятной вещью тело в его натуральном виде»; а возможно просто «для телесного общения» регулярно бегал в Афины и посещал там молоденьких гетер.

Жена же в результате стала только здоровее. Древнегреческая косметика не была вполне безопасной вещью.

Современная реконструкция древнегреческого макияжа.
Современная реконструкция древнегреческого макияжа.

Одним из главнейших признаков женской красоты у греков считалась мраморно-белая кожа. Кстати, красота у эллинов имела и моральное измерение: считалось, что красота тела напрямую зависела от красоты души. С одной стороны, это приводило к конфузам: по мнению древних греков, лжец не мог быть красивым, а красавец всегда говорил правду. И не спешите смеяться над глупыми греками, современные исследования утверждают, что чем красивее работник, тем большую зарплату он получает по сравнению с равными по положению, но не такими миловидными коллегами. С другой стороны, иногда такой подход действительно имел под собой основания: если у женщины была бледная кожа – это означало, что большую часть времени она проводила взаперти, в доме у мужа или у родителей. То есть не шлялась где попало, а тихо и послушно варила дома похлебки и пряла шерсть. Что вполне соответствовало убеждениям древних эллинов. Или, по крайней мере, эллинских мужчин. Идеальный цвет кожи соответствовал идеальной манере поведения.

Проблема была в том, что гречанки от природы не были очень уж белокожими. Генетика и средиземноморский климат брали свое. И для того, чтобы соответствовать мужскому идеалу женщины, гречанкам надо было краситься. Белиться. И делали они это свинцовыми белилами. А свинец – токсичен. «На ранних стадиях отравления характерны головная боль, бессонница, желтуха, понос, затем появляются сильные боли в желудке и суставах, наступает паралич кишечника. Еще позже (свинец накапливается в организме, почти не выводясь) появляются нервные симптомы: глухота, слепота, общий паралич…» (https://www.nkj.ru/archive/articles/8153/ (Наука и жизнь, СЛАДКИЙ ЯД)). Так что Исхомах (возможно, сам того не ведая) дал жене очень полезный совет.

Кроме набеливания лица, эллинские красавицы подводили себе брови и глаза (обыкновенной сажей); подкрашивали губы и рисовали на щеках румянец (при помощи красных глин, минералов и растительных соков). Этот самый румянец ничуть не напоминал то, что считаем румянцем мы. Это были аккуратные ярко-красные кружочки, нарисованные на щеках. Возможно, они считались тем красивее, чем ровнее и четче был их контур.

Так что Елена Прекрасная, появившись среди нас во всей своей красе, вряд ли кого-нибудь впечатлила бы. Впрочем, вряд ли бы она из-за этого расстроилась – «глухота, слепота, общий паралич» наступившие в результате употребления древнегреческого макияжа помешали бы ей оценить произведенный её появлением эффект.

А вот замечание Исхомаха о том, что «человек считает самой приятной вещью тело в его натуральном виде» актуально и сейчас. Так что будьте собой и не злоупотребляйте декоративной косметикой. Тем более что некоторые производители до сих пор используют в косметике свинец.