Эпоха Тан (618-907 гг.) была одним из периодов наивысшего расцвета в истории Китая. А где расцвет – там и утонченная красота, и её ценители. Правда на наш, современный европейский вкус, эта красота выглядела бы несколько спорно. Молодое лицо, сияющее как маков цвет (это из стихотворения Ли Бо, одного из известнейших китайских поэтов, жившего как-раз в ту эпоху) – это не совсем то, что представляем мы, думая о красоте.

И это не поэтическое сравнение: ярко-розовые щеки считались неотъемлемым признаком девичьей красы. Поэтому китаянкам приходилось обильно их смазывать киноварью (сульфид ртути, токсичен). Был и безопасный вариант румян – из сафлора (красители из сафлора до сих пор используются в пищевой промышленности). Румянец должен был начинаться сразу от глаз (веки тоже красили красным – это называлось «кровавые круги») и распространяться на всю щеку. К счастью, пылающие оттенки несколько умерялись рисовой пудрой, на основе которой делались румяна.

Кроме макоцветных щек у красавицы должны были быть белые: нос, лоб, подбородок, шея и грудь. Для придания белизны этим частям тела использовали, разумеется, свинцовые белила. После чего – с присущей китайцам образностью и поэтичностью – называли женские лица «свинцовыми цветками». Для того чтобы «свинцовые цветы» расцвели со всей пышностью – китаянки ещё и подкрашивали брови массикотом (желтоватым оксидом свинца). Или аурипигментом (сульфидом мышьяка). Со временем танские модницы начали красить лоб в желтоватый цвет полностью – якобы золотистое сияние, исходящее ото лба, было счастливым предзнаменованием.

Нежности и белизны кожи можно было добиться и другими способами. Например, смазывая лицо и тело кровью цыплят в седьмой день седьмого месяца (повторить трижды). Не все косметические рецепты, правда, были настолько эксцентричными. Средневековый китайский косметический трактат для ухода за лицом рекомендует состав из мелко измельченных мандаринных корок, тыквенных семечек и цветков персика. Если вы подумали, что его нужно было наносить на кожу – вы ошиблись: этот состав надо было есть (в течение тридцати дней, по три ложки в день – на случай, если захотите воспользоваться). А может вас заинтересует крем для лица из абрикосовых косточек, зерен кунжута и семян конопли?

Вообще, ассортимент косметических средств для кожи у китаянок того времени был очень широким. Включал он  и лечебную косметику из натуральных ингредиентов. Например, мозги летучих мышей втирались в кожу лица для того, чтобы избежать появления прыщей.

Популярностью в эпоху Тан пользовались так же аналоги европейских мушек. Они рисовались на лице красителями разных цветов и имели самые разнообразные формы и размеры. Считается, что этот обычай пошел от императрицы У (правила с 690 по 705 гг.): она повышала своих рабынь до высоких должностей и, входя таким образом в высший свет, рабыни вынуждены были прятать под такими рисунками клейма на лицах. Вторая версия гласит, что подобные мушки вошли в моду благодаря наложницам, лица которых клеймили и калечили ревнивые жены – под рисунками рабыни прятали шрамы, чтобы не смущать господина.

Важнейшим элементом образа танской красавицы были брови. Обиходным выражением в поэзии того времени было «брови-бабочки». Чтобы такие брови заполучить, их надо было сперва выщипать: китаянки сперва полностью вырывали себе брови, а затем рисовали черной, пурпурной, темно-синей, красной или золотистой краской требуемую модой и вкусом форму. Нарисованные брови часто дополнялись рисунками-«мушками». Кроме «бровей-бабочек» были и другие популярные формы – «листья ивы» или «траурные брови», например.

Иногда в «росписи лица» использовались разные цвета. Так, например, было в стиле макияжа изобретенном – согласно легенде – некоей мадам Фань. Эта мадам, якобы, решила, что новая наложница её мужа чрезмерно миловидна. И дабы эту миловидность умерить, она сначала сделала у наложницы надрезы на месте бровей и втерла в них синюю краску; а потом раскалила дверную задвижку и прижгла ею внешние углы глаз наложницы – так, что на месте ожога образовались красные шрамы. В одном, правда, мадам Фань просчиталась: то, что должно было стать отталкивающим увечьем, превратилось в модный тренд.

Губы, конечно, китаянки тоже красили: как и щеки, киноварью или сафлором. Так же они использовали на губах блески из перламутра или слюды.

Важными были и ногти – причем по причинам не столько эстетическим, сколько медицинским. Китайские доктора того времени предупреждали, что слишком частое обрезание ногтей ослабляет мышцы: поэтому и женщины, и мужчины «носили» длинные, ухоженные ногти. Были у танцев и «лаки» для ногтей: порошки из цветочных лепестков, растертые с сульфатом алюминия и чесноком. Правда, эти «лаки» были не очень стойкими – и прикасаться к ним не рекомендовалось.

Количество причесок, входивших в моду у танских красавиц на протяжении трех столетий, действительно безгранично. Прически варьировались от простого «высокого узла» до сложной «покидая семью». Но, по сути, все они сводились просто к разным способам завязывания волос над головой.

Что же касается идеального тела – оно должно было быть толстеньким, мягеньким, с нежной и белой кожей. По выражению Пу Сунлина (писавшего, правда,  свои рассказы почти тысячу лет спустя) «как помада».

Разумеется, на протяжении трех веков правления династии Тан, мода в Китае менялась неоднократно: от лица, покрытого яркими красными, белыми и желтыми красками – до полного отсутствия макияжа; от розово-красных губ – до черных. В любом случае, внешний вид и уход за собой был для китаянок предельно важным. Настолько, что в танском Китае существовало целых шесть божеств, отвечающих за «рукотворную» женскую красоту: божество помад и мазей; божество раскрашивания бровей; божество пудр для лица; божество блесков; божество украшений; божество платьев. Но суть, конечно, в ином. Любовь и страсть вызывают не состав крема и не цвет румян, а вы; поэтому просто будьте собой… хотя шестью столь могущественными божествами тоже, наверное, пренебрегать не стоит.