Представьте, что вы живете в некоей мусульманской стране и портреты аятоллы Хомейни не сводят с вас своего пронзительного взгляда. И у вас случается, например, курортный роман. А за внебрачный секс нарушителю полагается сто полновесных ударов плетью (не говоря уж о штрафе). Что делать?

Очень просто: заключить временный брак. У мусульман-шиитов допускается заключение брачного контракта на срок от одного часа до года. В Иране этот обычай называется «сигэ», а в соседнем Ираке – «мут’а». Первое переводится как «временный брак»; второе – как «брак для удовольствия».

Супруги полностью сохраняют свои имущественные права и после прекращения срока действия договора не могут выдвигать друг другу материальные претензии; хотя, традиционно, считается, что «временный жених» обязан вознаградить «временную невесту» материально. Вознаграждение называется «мехрийе» и по обычаю должно составлять четырнадцать золотых монет в год (около 1200 долларов США). Дети от таких браков считаются полностью законными.

В такой брак могут вступать даже женатые мужчины (Коран, как известно, дозволяет мусульманину владеть несколькими женами); но замужняя женщина на временный брак права не имеет. Мужчина может расторгнуть такой брак в любой момент; женщина, разумеется, такого права не имеет. Ожидается, что женщина, вступающая во временный брак, имеет для этого согласие отца (либо брата), но эта норма не соблюдается слишком строго.

Раньше временные браки нуждались в регистрации у ближайшего священнослужителя; но в 2012 году иранский парламент внес поправку: согласно ей для заключения временного брака стало достаточно лишь устного соглашения. Это, правда, вызвало большие споры и небольшой конфуз: дело в том, что светское законодательство Ирана временные браки и не признавало, и не признает.

Отношение к таким бракам как в Иране, так и в Ираке разное.

В Иране последовательными сторонниками временных браков являются, конечно же, мужчины: очень удобный способ законно завести любовницу. Пришелся по душе этот обычай и студентам: они быстро смекнули, что «сигэ» – очень удобный способ обойти запрет на добрачный секс. Во время ирано-иракской войны даже Хомейни высказался в поддержку таких браков: он считал, что это материально поддержит солдатских вдов и улучшит демографическую ситуацию в стране (надо же было новых солдат нарожать). Но значительная часть иранцев относится к этому обычаю отрицательно; правда, по самым разным причинам: религиозные фанатики видят в «сигэ» не более чем узаконенную проституцию, а феминистки – дискриминацию женщин.

В Ираке долгое время обычай «мут’а» был запрещен: сунниты его не признают, а Саддам Хуссейн был суннитом. Но после свержения Хуссейна «брак для удовольствия» опять ожил: в условиях развала государства и гражданской войны для многих женщин традиционное вознаграждение за «временный брак» стало одним из немногих доступных источников средств существования.